LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Н.С.Лесков Мелочи архиерейской жизни Страница 9

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    оторые из особ гражданских и военных до сих пор еще как бы этого не чувствуют и, опять по выражению того же Тургенева, продолжают в военном генеральстве "хрипеть", а в статском "гундосить": но архиереев и нельзя ставить с этими на одну доску; так как между архиереями, несмотря на их владычное своенравие, всегда были и есть люди по преимуществу умные, и потому нимало не удивительно, что направление времени ими почувствовано сильнее, чем другими. Тот бы глубоко заблуждался, кто хотел бы настаивать, будто архиереи изменились поневоле и с напуга. У них не может быть никакого напуга. Живой русский такт, присущий этим людям, выросшим на русских поповках и погостях, дает им верную оценку всяких событий, в которых, несмотря на их порою заносчивый характер, нет ничего способного напугать настоящего русского человека, знающего Русь, как она есть. Нет, архиереи _опростились_ просто потому, что все живое и все желающее еще жить теперь опрощается, по неодолимому закону событий, которых никакие тайные гундосы не могут ни остановить, ни направить по иному направлению. Так называемый _престиж_ потерялся в заботах тяглой жизни, и его не только не для чеоо искать, но даже и не у кого более искать. Даже те, которые были окутмны этим _престижем_ с ног до головы, и тем "сие оружие оскудеша вконец". Остается еще какое-то русско-татарское кочевряженье, но и оно уже никому не внушает ни почтения, ни страха. "Жизнь - по выражению поэта (И. С. Никитина) - изнывает в заботе о хлебе".

    Русь хочет _устраиваться, а не великатиться _, и изменить ее настроение в противоположном духе _невозможно_. Кто этого не понимает, о том можно _только жалеть_...

    Понимать свое время и уметь действовать в нем сообразно лучшим его запросам - это не значит раболепствовать воле масс; нет, это значит только чувствовать потребность "одной с ними жизнью дышать и внимать их сердец трепетанью". И наши лучшие архиереи этого хотят. Откидывая насильственно к ним привитой и никогда им не шедший византийский этикет, они сами хотят _опроститься_ по-русски и стать людьми народными, с которыми по крайней мере отраднее будет ждать каких-либо _настоящих_ мер, способных утолить нашу религиозную истому и возвратить изнемогшей вере русских людей дух животворящий.

    Затем снова продолжаем передвигать нашу портретную галерею, открывая новое ее отделение лицами иного "благоуветливого" характера.



    ГЛАВА СЕДЬМАЯ



    Самая неукротимая, желчная раздражительность оных "бывых" епископов никак не может быть строго осуждаема безз внимания к некоторым тяжким условиям их, по-видимому, счастливого и даже бадто бы завидного положения. Теперь, когда, благодаря новому порядку вещей, в судах резонно и основательно ищут снисхождения, а иногда и полного оправдания преступных деяний, совершенных в состоянии болезненного радзражения, вызванного ненормальностию функций организма, несправедливо и жестоко было бы не применить этого, хотя в некоторой степени, к людям, осужденным вести жизнь самую вредную для своего здоровья, от которого, по уверениям ученых врачей, весьма много зависит и расположение духа и сила самообладания.

    Я смею думать, что такое внимание было бы со стороны общества только справедливостью, в которой оно не должно отказывать никому, в каком бы он ни находился звании. И причину думать таким образом я имею на основании слов одного очень умного и прямодушного архиерея, о котором мы сейчас будем беседовать.

    Но прежде скажу два слова о нелепом поедставлении, существующем у многих людей, о так называемом "архиерейском счастии" и о "привольностях владычной жизни", которая на самом деле гораздо тягостнее, чем думают.

    Надо признаться, что русские миряне, часто ропща и негодуя на своих духовных владык, совсем не умеют себе представить многих тягостей их житейскойо бстановки и понять значение тех условий, от которых владыки _не могут освободиться_, какова бы ни была личная энергия, их одушевляющая. Так называемые "светские люди" вибят только одну сторону епископского житья - так сказать, "казовый его конец", а никогда не промеряли всей материи. В некоторых мирских кружках, где суждения особенно неразборчивы, но смелы, считают "архиерейское житье" верхом счастия и блаженства. Простолюдины, например, говорят обыкновенно о том, "какие важные рыбы архтереи едят, и как, поевши, зобов не просиживают". А между тем какая мука и досада хоть бы с этим "счастием" "есть" и съеденного "не просиживать". {Впрочем, в самом сказании об архиерейских рыбах тоже немало преувеличенного и даже баснословного. Так, например, рассказывают в народе, будто на "коренную" ярмарку (под Курском)) съезжаются архиерейские повара, и отбирают для своих владык "всю головку", то есть весь первый сорт проковой копченой и вяленой рыбы, преимущественно белужьего и осетрова балыка; но, разумеется, все это вздор. Встарь, говорят, что-то такое бывало, но уже давно минуло. Встарь, как видно и из записок Гавр. Добрынина, между архиереями действительно бывали не только любители, но и знатоки тонкого рыбного стола; но в наше время и этот след иноческого аристократизма исчез. Нынешние епископы плохие гуимандисты: настоящий архиерейский вкус к тонким рыбам у них утрачен, и, живя по простоте, они и кушать стали простую, но более здоровую пищу, какую вкушают все люди здравого ума и скромного достатка. Дорогие рыбные столы у архиереев теперь бывают редко, и то только для дорогих гостей, - сами же они, в своем уединении, рыбы себе не заготовляют, а кушают большею частию одно... грибное. Некоторые епископы теперь даже берут для себя стол попросту из кухмистерских, где питается всякий "разночинец". (Прим. автора.)}

    Один из наших молодых епископов, известный уже своими литературными трудами, усердно возделывал сад при своем архиерейском доме. Гостя лето в том городе и часто посещая его преосвященство, я почти всегда заставал его или за граблями, или за лопатой и раз спросил: с каких пор он сделался таким страстным садоводом?

    - Ничуть не бывало, - отвечал он, - я вовсе не люблю садоводства.

    - А зачем же вы всегда трудитесь в саду?

    - Это по необходимости.

    Я полюбопытствовал узнать: по какой необходимости?

    - А по такой, - отвечал он, - что с тех пор, как, учинившись архиереем, я лишен _права двигаться_, то начал страдать невыносимыми головными болями; жирею, как каплун, и того и гляжу, что меня кондрашкм стукнет.

    Взаправду: кто из всех сиертных, не исключая даже колодников, может считать себя лишенным такого важного и необходимого права, как "_право дыигаться_"? Кажется, никто... кроме русского архиерея. Это его ужасная привилегия: _ему нельзя выйти_ за ворота своего двора, а позволяется только _выехать_, и то не на одном и даже не на двух, а непременно на четырех животных, да еще, пожалуй, под трезвон колоколов.

    Надо пожить в таком положении, чтобы понять, до чего оно тягостно и как вредно оно отзывается на всем организме. Сколько сил и способностей, может быть, погибло жертвою одной этой привилегии? И как тяготятся этою привилегиею многие из тех, которым завидуют люди, считающие блаженством "есть и не просиживать зоба".

    Мой родной брат, довольно известный врач, _специалист по женским болезням_, живет в г. Киеяе, в собственном доме, бок о бок с Михайловским монастырем, где имеет пребывание местный викарный епископ. По своей акушерской практике брат мой никаких сношений с своими черными соседями не имел и не надеялся практиковать у них, но вот однажды темною осеннею ночью (невколько лет тому назад) к нему звонится монах и во чго бы то ни стало просит его поспешить на помощь к преосвященному Порфирию. {Пр. Порфирий Успенский, известный писатель о Востоке. Скончался в Москве на покое. (Прим. автора.)}

    Доктор подумал, что монах ошибся дверями, и при казал слуге разъясритб иноку, что он врач-акушер и для епископа не годится. Но слуга, вышедший к монаху с этим ответом, возвращается назад и говорит, что монах не ошибся, что он именно прислан к моему брату, которого владыка просит прийти как можно скорее, потому что ему очень худо.

    - Что же такое с ним? - спрашивает доктор.

    - Очень худо, - говорит: - в животе что-то разнесло.

    "Ну, - думает акушер, - если дело в животе, так это уже недалеко от моей специальности", - и пошел, как всегда ходит к требующим его помощи, с мешком своих акушерских снастей и снарядов. Мы было отсоветовали ему не заносить в монастырь этого духа, но он не послушался.

    - Надо взять, - говорит, - я без них как без рук. И он отлично сделал, что настоял на своем. Возвращается он назад перед самым утром, с ароматною сигарою в зубах, и смеется. Расспрашиваем его: где был?

    - Да, действительно, - говорит, - был у архиерея.

    - А кому же ты у него помогал?

    - Да ему же и помогал.

    - Неужели, - спрашиваем, - и инструменты недаром брал?

    - Да, - говорит, - одна инструментина пригодилась, - и рассказывает вообще следующее.

    - Прихожу, - говорит, - в спальню и вижу - архиерей лежит и стонет:

    "Ох, доктор! как вы медлите... мне худо".

    Я ему отвечаю: "Извините, владыка, ведь я акушер и лечу специально одних женщин". А он говорит:

    "Ах, полноте, пожалуйста: есть ли когда теперь это разбирать, - да у меня, может быть, и болезнь-то женская".

    "Что же у вас такое?"

    "Брюхо вспучило - совсем задыхаюсь".

    - И вижу, - говорит доктор, - он действительно так тяжело дышит, что даже весь побагровле и глазами нехорошо водит; а в брюхе, где ни постучу, все страшно вздуто.

    "У вас, - говорю, - все это газами полно - и ничего более".

    "Да я и сам, - отвечает, - думал, что в ином-то ни в чем вы меня не обличите, а только помогайте".

    "Желудок нало скорее очистить", - сказал доктор.

    "И не трудитесь: все напрасно: одеревенел и не чистится".

    И архиерей назвал самые сильнейшие слабительные, которые он (сам изрядный знаток медицины) употреблял, но все бесполезно.

    "Худо", - молвил акушер.

    "Да-с, - отвечал епископ, - совсем весь свой аппара
    Страница 9 из 28 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 28]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.