LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Петр Вяземский Старая записная книжка Страница 9

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    екк, просидевшему долго с узами на руках, удастся

    их расторгнуть, то первым движением его будет не перекреститься или подать

    милостыню, а разве ударить того и тех, которые связали ему руки и драхнили

    его на свободе, когда он был связан.



    ***



    Cinq Mars "Сен-Map".



    Исторический роман, соч. графа Альфреда де-Виньи.



    Французская литература много успела в последние годы в роде, как

    назвать, романтическом, или естественном, в противоаоложность роду

    классическому, который весь искусственный. Этот роман весь ознаменован

    какой-то трезвостью, истиной, которая имеет свою свежесть, как втда, которая

    бьет из родника и питает на месте, а не приторная вода, увядшая и согретая в

    буфете.



    В Альфреде де-Виньи нет глубокости Вальтера Скотта; но есть тонкость,

    верность в живописи.



    ***



    18 мая 1829, Мещерское



    Третьего дня, или четвертого дня, имел я во сне разговор с каким-то

    иностранцем о России. Между прочим, говорили мы с ним о 14 декабря. Он

    удивлялся, что мятежники полагали возмутить народ именем цесаревича. Я

    отвечал ему: "У нас не может быть революции ради идеи; они могут у нас быть

    лишь во имя определенного лица".



    Я готов подтвердить наяву сказанное во сне: история тому

    свидетельница.



    ***



    Августа 5 1829 г.



    Memoires d'un apothicaire sur l'epoque pendant les guerres de 1808-1813

    ("Мемуары аптекаря об эпохе войн 1808-1813").



    Кажется, автор этой книги фамилии Castile Blaze.



    Довольно легкая и складная французская болтовня. По этой книге можно

    судить, что автор в течение пяти лет ни разу не размышлял и жил поверхностно.

    В наблюдениях нет ничего глубокого, ни острого. Автор, наблюдатель силы

    Ансело, в своих "Шести месяцах в России". Впрочем, если он правдив, то

    можно из его книги собрать несколько испанских сведений уличных,

    площадных, трактирных, будуарных, волокитных; но и тут вымыслы.



    ***



    У нас нет правительства, - отвечал Шишков, государственный

    секретарь, в комитете министров на вопрос Дмитриева, от чьего лица будет

    обнародовано известие о взятии Москвы, читанное предварительно в комитетп

    по приказанию государя.



    Дмитриев, слушая это нелепое сочинение, в котором кто-то на конце

    падает на колент и молится Богу, спросил, в каком виде будет оно напечатано:

    просто ли журнальною статьею или объявлением правительства. На это и

    грянул свой ответ Шишков.



    ***



    Что есть любовь к отечеству в нашем быту? Ненавиать настоящаго

    положения. В этой любви патриот может сказать с Жуковским:



    В любви я знал одни мученья.



    Какая же тут любовь, спросят, когда не за что любить? Спросите

    разрешения загадки этой у Строителя сердца человеческого.



    За что любим мы с нежностью, с пристрастием брата недостойного,

    сына, за которого часто краснеешь? Собственность, свойство не только в

    физичесском, но и в нравственном, не только в положительном, но и в

    отвлеченном отношении, действует над нами какой-то талисманною силой.



    ***



    О Растопчине и Пестеле, Растопчине и Августине, дуэт Растопчина и

    Павла I, Кутайсов, царская кровь. ("Что-то такое рассказывал Ж.-Жак в своей

    Исповеди. Следовательно, Растопчин выдумал".)



    Можно сказать о старике Кутайсове, что он вышел в люди с легкой руки

    своей.



    ***



    Журналы наши так грязны, что нельзя читать их иначе как в перчатках.



    ***



    14 октября 1855



    "Хотя, с одной стороны, уже одно имя автора ручается за

    благонамеренность его сочинения, с другой, результат всех его суждений в

    рукописи (за исключением только некоторых отдельных мыслей и выражений)

    стремится к тому, чтобы обличить с верою в Бога удалившегося человека от

    религии и представить превратность существующего ныне образа дел и понятий

    на Западе, тем не менее вопросы его сочинения духовные слишком жизненны и

    глубоки, политичееские - слишком развернуты, свежи, нам одновременны,

    чтобы можно было без опасения и врежа представить их чтению юной публики.



    Частое повторение слов свобода, равенство, реформа, частое

    возвращение к понятиям: движение века вперед, вечные начала, единство

    народов, собственность есть кража и тому пшдобным, останавливают на них

    внимание читателя и возбуждают деятельность рассудка. Размышления

    вызывают размышления; звуки - отголоски, иногда неверные. Благоразумие не

    касается той струны, которой сотрясение произвело столько разрушительных

    переворотов в западном мире и которой вибрация еще колеблет воздух. Самое

    верное средство предостеречь от зла - удалять самое понятие о нем".

    (Заключение мнения генерала Дубельта, поданное в Главное Правление

    цензуры о последних сочинениях Жукоыского, 23 декабря 1850.)



    ***



    ОФИЦИАЛЬНЫЙ СПИСОК МОСКОВСКИХ СЛАВЯНОФИЛОВВ



    Асаков, Константин Сергеевич.



    Аксаков, Иван Сергеевич.



    Свербеев, Дмитрий Николаевич.



    Хомяков, Алексей Степанович.



    Киреевский, Иван Васильевич.



    Дмитриев-Мамонтов, Емануил Александрович.



    Кошелев, Александр Иванович.



    Соловьев, Сергей Михайлович, профессор.



    Армфельд, Александр Осипович.



    Ефремов, Сергей Михайлович.



    Чаадаев, Петр Яковлевич.



    Смешно видеть в этом списке, между прочим, Чаадаева, который некогда

    был по высочайшему повелению произведен в сумасшедшие как отчаянный

    оксиденталист и папист. Вот с каким толком, с каким знанием личностей и

    мнений наша высшая полиция доносит правительству на лица и мнения.



    ***



    ЕГО ПРЕВОСХОИТЕЛЬСТВУ БАРОНУ Ф.П. ВРАНГЕЛЮ



    В одной весьма замечательной записке о нынешних тяжких

    обстоятельствах России, при указании причин, которые довели нас до

    нынешнего бедственного положения, между прочим сказано:



    "Многочисленность форм подавляет у нас сущность административной

    деятельности и обеспечивает официальную ложь. Взгляните на годовые отчеты.

    Везде сделано все возможное, везде приобретены успехи, везде водворяеся,

    если не вдруг, то по крайней мере постепенно должный порядок. Взгляните на

    дело, всмоиритесь в него, отделите сущность от бумажной оболочки, то, что

    есть, от того, что кажется, правду от неправды, или полуправды, и редко где

    окажется прочная плодотворная польза. Сверху блеск, внизу гниль. В творениях

    нашего официального многословия нет места для истины. Она затаена между

    строками, но кто из официальных читателей всегда может обращать внимание

    на междустрочие".



    Прошу ваше превосходительство сообщить эти правдивые слова всем

    лицам и местам Морского ведомства, от которых в начале будущего года мы

    ожидаем отчетов за нынешний год, и повторите им, что я требую в помянутых

    отчетах не похвалы, а истины, и в особенности откровенного и

    глубоко-обдуманного изложения недостатков каждой части управления и

    сделанных в ней ошибок, и что те отчеты, в которых нужно будет читать между

    строками, будут возвращены мною с большою гласностью. Прошу ваше

    превосходительство разослать всем вышеупомянутым местам и лицам копии с

    настоящей моей записки.



    Подписал: генерал-адмиал Константин.



    26 ноября 1855.



    Сей напечатанный циркуляр был после отобран. Приведенные в нем

    слова взяты из записки, составленной П.А. Валуевым, которую я сообщил

    великому князю.



    ***



    Книжка 3. (1818-1828)



    От Варшавы до Nowemiasto, принадлежавшего графу Малаховскому,

    дорога довольно приятна. По сторонам раскинуты селения и леса, и Польша

    теряет свою однообразность. Положение Nowemiasto живописно, то есть дома и

    сада графского: на высокой горе, внизу река, луга, покрытые необыкновенно

    свежей зеленью, и леса. От Nowemiasto до Konskie едешь лесами и песками.

    Konskie принадлежат другому Малаховскому: много каменных строений.

    Radoszyce, отданный по смерть третьему Малаховскому. Здесь станция славится

    лошадьми. До него едешь ужасным песком и скучным сосновым лесом. Здесь

    железные заводы. Около 270 дымов, из коих только 22 жидовских. Воеводства

    Сандомирского Lopuszno. Деревня, принадлежащая какому-то Святого

    Станислава кавалеру, отданная им в аренду жиду. Почтовая смотрительница

    ласкова и говорлива. Я съел славного цыпленка. Matogoszcz. Дорога к нему

    песчана и гориста. Иные горы каменисты и вышины покрыты соснами:

    напоминают некоторые места по Ярославской дороге и Костромской. Городок

    около 150 дымов и ни одного жидовского. Жители все в желтых домах.



    3 часа, в воскресенье, пополуночи



    Zarnowiec местечко. Прошлого года сгорело. В нем 52 дома, а всего было

    не более 150, лучшие дома сгорели. На реке Пильце.



    Воскресенье. Краков



    Я приехал в Краков около 12-го часа. Съездил в баню: лучше русских,

    хуже варшачских.



    Пришел ко мне консул-резидент императорский. Позвал меня к себе

    обедать. Письма наместника, видно, писаны обязательным для меня образом.

    Жена и дочь - добрые люди, кажется, на немецкий лад, как и все. Город

    вольный, а республиканцы все по чинам. Zarzecki. Пришел к нему комиссар

    российского императора Miaczynski от меня. И к нему было письмо от

    наместника. Мне смешно видеть себя в людях. Позвал на другой день обедать, а

    уже Zarzecki был позван, но уступил день. Приехали Kochanowska варшавская с

    двумя дочерьми. Меньшая дочь белокурая, хороша собою, другая постарее.



    На улице поймал меня кто-то, позвал ехать в K
    Страница 9 из 52 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 - 40] [ 40 - 50] [ 50 - 52]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.