LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Петр Вяземский Старая записная книжка Страница 19

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    r>
    Россию, есть какое-то предзнаменование, что если не в славе, то в паденьи,

    Провидение готовит ему участь дяди.



    19 янватя



    Каждый раз, что мы прибегаем к дипломатической уловке, есть всегда в

    поступке нашем что-то ребяческое и неловкое. Наш вопрос, в ответ появлению

    союзных флотов в Черном море с целью, объявленной и циркуляром

    французского министерства, и посланниками в Царьград, и адмиралами,

    командующими этими флотами, - совершенно неуместен и в

    противоположности с характером государя, который любит и привык делать

    дела на чистоту. Нам дали пощечину на Черном море, с угрозой, что если не

    уймемся, то будут нас бить, а мы после того спрашиваем Англию и Францию,

    каков характер и размах обоих правительств. Разумеется, все журналы подняли

    на смех этот простодушный вопрос. Да к чему же у нас Брунновы и Киселевы,

    если они не только не объясняют меры, принимаемые правительствами, но

    данными объяснениями не предваряют нашего прравительства о значении и силе,

    которые чуждые правительства придают этим мерам. Одно средство выйти из

    этой путаницы есть - вызвать наших посланников из Лондона и Парижа и

    прекратить все дипломатические сношения. Тогда дела заговорят: а теперь

    слова действуют и все и всех сбивают с толку.



    Мы около года не только потеряли, но проиграли в пустых переговорах,

    которые дали время противникам нашим осмотреться, стакнуться и собраться с

    силами. Если через 24 часа после решительного отказа, сделанного Портою

    Меншикову, мы приступили бы с флотом своим к Царьграду, одним этим

    появлением, без малейшего кровопролития, мы предписали бы закон султану и

    после, отступив, доказали бы Европе вернее, нежели словами, которым никто

    верить не хочет, что мы не посягаем на целость Турции, а только отстаиваем

    права свои.



    ***



    ПИСЬМО ГРАФУ А.О. ОРЛОВУ В ВЕНУ



    Карлсруэ, 21 января 1854



    Вашему Сиятельству теперь не до меня и не до стихов. Но вы читали

    такое множество скучной болтовни о восточном вопросе и, вероятно, осуждены

    прочесть еще столько же, что одной глупостью более или менее - все равно. А

    потому осмелювь представить вам и мой голос по этому делу.



    Вы же, почтеннейший и любезнейший граф, ветеран 1812 года и были в

    числе наших смелых и бойких банщиков. Может быть, ради этого и примите

    благосклонно воспоминание мое о русской бане, приноровленное к нынешним

    обстоятельствам.



    Как бы то ни было, позвольте от глубины дули пожелать вам успеха и

    счастья, то есть вам и нам. Не совсем легкий подвиг вам предстоит: образумить

    и навести на истинрый путь людей, которые одурели и сбились с тлоку.

    Надеемся, что богатырская, орловская сила и тут перетянет на свою сторону.



    ***



    За неимением материалов в Карлсруэ для продолжения своего дневника,

    вношу в него некоторые из моих писем, особенно те, которые касаются

    восточного вопроса. Мне здесь не скучно, но пусто. Жизнь здесь, как и почва,

    ровная, плоская. В прогулках за городом ни на что не набредешь. В салонах ни

    на какую оригинальность или возвышенность не наткнешься. Люди,_кажется,

    добрые, но бесцветные.



    Ближе всех сошелся я с m-me Schonau. Разговорчивая, веселая и милая

    женщина. К тому же глаза прелестные...



    В Петербурге в течение нескольких лет не облачался я в мундир и не

    воздевал ленты так часто, как здесь в течение месяца, на балах придворных и

    частных, даваемых для двора. Принцесса Мария очень мила. Дрезден новый

    Вавилон, Содом и Гомор в сравнении с Карлсруэ.



    ***



    Журналы извещают о смерти Silvio Pellico в Турине, 31 января 1861 года.

    Помнится еще не так давно пронесся слух о смерти его. Авось и нынешний

    окажется лживым. Проездом через Турин в 1835 г. познакомился я с Пеллико.

    После того получал я от него по временам письма. В бумагах моих в Петербурге

    должны быть два, три письма его, довольно интересных. В одном защищает он

    смертную казнь. Теперь, в проезд мой через Милан, возобновил я знакомство с

    Манзони, которого узнал в том же 1835 г. Он вовсе оставил литературу, т.е.

    деятельную, текущую. Вообще, кажется, ко всему доввольно охладел, не

    сочувствуя ни понятиями, ни чувствами, ни убеждениями со все мтем, что ныне

    делается и пишется.



    ***



    Д.Г. БИБИКОВУ



    Карлсруэ, 28 января 1854



    Сколько мне помнится, почтеннейший и любезнейший Дмитрий

    Гаврилович, ваше высокопревосходительство никогда не очень жаловали

    стихов. И, вероятно, министерство внутренних дел вас с поэзией не более

    сблизило. Но вы, как и я, и гораздо более меня грешного и недостойного,

    ветеран 1812 года. Вы так усердго и себя не жалея парили дорогих наших

    гостей, что пожертвовали им рукой своей. А потому, не ради стихов моих, а

    ради воспоминания, прочтете, может быть, мои современные заметки, которые

    при сем имею честь вам представить.



    Один заграничный мой приятель, окторому я сообщал их, отвечал мне,

    что если бы от него зависело, он разослал бы мои стихи во все армейские штабы

    и всем губернским предводителям и уездным исправникам.



    А шутки в сторону. Не только в Европе забыли, но боюсь, что и в России

    мало или худо помнят наш православный 12-й год. Надеюсь на вас, что вы

    будете для всех живым и красноречивым преданием. Надеюсь и на левшу вашу,

    которую оторвало французское ядро, и на ваш французский девиз: fais ce que

    dois, advienne que pourra (делай, что следует, и пусть будет, что будет). Робеть

    нечего: увечье не стыд и не смерть. Потерпим и напоследок свое возьмем.



    А крепко начинает попахивать двенадцатым годом. Вместо теплого

    местечка, которого просил я у вас в последнем письме моем, не придется ли вам

    опять ссудить меня конем, как под Бородином? Жаль очень было выехать из

    Венеции.



    Не знаю, напечатаны ли в Инвалиде стихи мои на Синоп и на Кадык-Лар.

    Посылаю и их кстати, или некстати. По принадлежности, отправил я их

    военному министру, но ни слуху ни духу о них не имею. Авось министр

    Безрукий примет их милостивее министра Долгорукого.



    ***



    ГРАФИНЕ БЛУДОВОЙ



    Карлсруэ, 1 февраля 1854



    В одно время узнал я от нашей приятельницы Энрестины Федоровны

    Тютчевой о вашей сердечной тревоге и о вашем успокоении, то есть о болезни

    и, благодаря Бога, о выздоровлении почтеннейшего графа Дмитрия

    Николаевича... Спешу, любезнейшая графиня, от души поздравить вас, что вы

    благополучно перешли тяжкие дни испытания и, надеюсь, наслаждаетесь ныне

    ясным спокойствием, которое оправдали и подтвердили мои надежды и

    сердечные желания.



    Вот и мы теперь, хотя иногда со скукой пополам, вкушаем тихое

    спокойствие в мирном Карлсруэ. Здесь даже и восточный вопрос, на который

    нельзя добиться ответа, мало волнует умы, или, по крайней мере, гораздо менее,

    нежели в других местах. Вся политика немцев заключается в одном страхе,

    чтобы как-нибудь французы их не побили. Далее и выше этого они ничего не

    видят. Этот страх их привычка и, следовательно, их вторая натура, если,

    впрочем, не первая. Пока французы не грозятсф перейти через Рейн, они на все

    смотрят хладнокровно.



    Впрочем, не подумайте, что я здесь скучаю. Грустно было мне расстаться

    с Венецией, в которую влюбился я по уши, но рад, что зажил здесь несколько

    семейной жизнью. К тому же я так часто бешусь на союытия, на газеты, что и

    при других условиях не имел бы я времени скучать. Изливаю желчь мою

    русскими и французскими чернилами, прозой и стихами. Пишу статьи для

    иностранных журналов и стихи для Инвалида, которые, не знаю какой судьбой,

    попадают всегда в Северную Пчелу. Жду случая воспеть и князя Горччакова, но

    он чот-то не напрашивается на мои стихи. Я готов, но, кажется, он не готов.

    Грешный человек, часто вспоминаю известные стихи отца его и, применяя их к

    сыну, говорю:



    И наконец я зрю в Валахии родной Движений тысячу, а битвы ни одной.



    Но вот и я неправ и попутал меня лукавый. Сержусь на журналы,

    которые врут ахинею, толкуя о том, чего не знают, а сам делаю то же. При

    первом случае готов я принести повинную голтву и рад буду доказательству,

    что мое нетерпение было неблагоразумное и несправедливое. Но войдите и в

    наше положение. Мы здесь не знаем ничего о том, что делается в России. Какое

    дается там направление событиям, как там судят о них. Иностранным газетам не

    верим, а все-таки они смущают нас. Дорого дал бы я послушать графа Дмитрия

    Николаевича Тютчева. Мы здесь с сыном толкуем до упаду, переворачиваем эту

    материю на все стороны и все не можем добиться толку и узнать положительно,

    что лицо и что изнанка.



    Последние стихи мои, вероятно, уже вам известны. Но несмотря на то,

    позвольте мне поднести их вам. Я с большим удовольствием читал

    петербургские стихи о русской машине. Не Мальцева ли? Подбейте Тютчева

    подать голос в этом деле и написать опровержение по-французски всех бредней

    не только журналистики, но и Кларендона, и г-на Дрянь-да-и-лыс, как

    парижский Яков Толстой переводил на русские нравы имя Droyn de Lhuys.



    Простите мне, что я так заговорился. Прошу передать мое душевное

    почтение графу принять уверение в моей особенной и неизменной преданности.



    ***



    6-е. Вчера был я у гоф-дамы Freystedt. Она была при маркграфине,

    матери императрицы Елисаветы Алексеевны, и помнит отъезд ее в Петербург.

    Елисавете Алексеевне было тогда 13 с небольшим
    Страница 19 из 40 Следующая страница



    [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ] [ 19 ] [ 20 ] [ 21 ] [ 22 ] [ 23 ] [ 24 ] [ 25 ] [ 26 ] [ 27 ] [ 28 ] [ 29 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 - 40]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.