LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Петр Вяземский Старая записная книжка Страница 39

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    ят язык свой ненужными заплатами; но это

    оттого, что они плохо знают и свой и французский язык. Русский язык, нечего

    сказать, беден, особенно оттенками мысли и чувства, а французский язык

    особенно ими богат. Мы богаты составными словами, но это богатство не есть

    капитальное для языка.



    Например, что за выгода, что мы можем сказать: злословие и злоречие,

    злотворство и злодейство, злодеяние - зловоние, довольно и одного слова

    вонь. Словари наши полны подобными излишествами. Надобно бы

    когда-нибудь перебрать Русский Слтварь и оччистить его от этих наростов,

    суррогатов, от этой цикории на место кофе, от всех иностранных слов, - и

    увидели бы, как похкдел словарь.



    Книжка 32. (1874-1877)



    Читаю письма великой княгини Марии Федоровны к баронессе

    d'Oberkirch, урожденной de Waldner-Strasbourg. Эти собственноручные письма

    принадлежат родственнику ее, ныне французскому генеральному консулу во

    Франкфурте. Гамбург, 1874.



    Могла ли принцесса Доротея, так живо оплакивающая великую княгиню,

    угадать, что вскоре придется ей заменить ее при русском дворе. Великий князь

    Павел Петрович был точно безутешен по кончине супруги своей. Но

    императрица решилась утешить его, - как рассказывал при мне граф

    Растопчин, - тем, что показала ему любоуную переписку покойницы с графом

    Андреем Кирилловичем Разумовским.



    Этот роман, кажется, завязался еще в дороге, когда принцесса ехала

    невестой в Петербург. На это есть намеки в переписк Екатерины с бароном

    Черкасовым (кажется так, дедом барона Бюлера), который ездил на встречу

    принцессы.



    Граф Андрей Разумовский, впоследствии кпязь, был в молодости очень

    красивый мужчина и великий сердцеед (mangeur de coeurs), особенно сердец

    царицынской породы. Когда он был назначен послом к Неапольскому двору,

    славному в то время красотой знаменитой королевы, он послк первого

    пресдтавления ей распустил по городу слух, что он не признает королеву такой

    красавицей, каковой слывет она. Это, разумеется, доо нее дошло и задрало за

    живое, то есть за женское самолюбие. Она начала ухаживать за ним, и чрез

    несколько дней сделался любовником ее.



    Он был очень горд; Растопчин рассказывал, что однажды, во время

    придворного спектакля, Павел Петрович подзывает его и говорит ему: "Скажу

    тебе неожиданную новость: Разумовский сегодня, не дождавишсь поклона

    моего, первый поклонился мне".



    Я познакомился с Разумовским в проезд мой через Вену в 1835 году. Он

    был тогда уже очень стар, но прекрасной и благородной старости. Он показался

    мне очень приветлив и простого и добродушного бохождения. Он говорил мне,

    что я должен обратить внимание на Прагу, которая очень напомнит мне

    Москву. Но в этот раз я проехал Прагу ночью и не мог остановиться в ней,

    потому что ехал курьером из Рима в Петербург.



    До сего времени не нашел я в письмах никакого намека на натянутые и

    довольно неприятные отношения сына к императрице, падающие, без сомнения,

    частью и на великую княгиню. Но она, несмотря на нежную дружбу ее к г-же

    Оберкирх, вероятно, почитала бы нравственной обязанностью не выносить сора

    из семейства, тем более письменно



    Читаю эти письма не по хронологическому порядку, а как разбросаны

    они в пачке, в которой хранятся.



    Из первых писем видно, что часто принцесса, по поручению матери,

    писала приятельнице своей о высылке семян и растений. Вкус Марии

    Федоровны к цветам и садоводству мог быть и врожденный, но был и

    наследственный и питался в ней воспоминаниями и любовью к своей прежней

    семейной жизни.



    И не слыхать сердечного голоса. Молодая девица, как ни будь она

    благоразумна, как ни будь она нежно привязана к родителям своим, не будет

    обрадована отсрочкой на два года счастья своего, если она любила бы

    обрученного своего, особенно же девица, одаренная, как принцесса Доротея,

    сердцем любящим, впечатлительным, свежим, откровенным.



    Видно, что средства и удобства жизни в их области были не очень

    многообразны. Принцесса часто просит приятельницу свою, которая по

    временам проживала в Страсбурге, высылать ей различные безделки: шнурки,

    перчатки, башмаки, и все это в весьма экономическом объеме.



    ***



    Фридрихсгафен, 17 (29) августа 1875



    Приехал сюда 14 (26) в 11-м часу вечера. Живу на даче, бывшей

    Таубенгейма, ныне королевской. Прекрасное помещение, сад, вид на озеро.

    Полная прислуга королевская ожидала меня. Я сказал королеве, что меня

    разместили тут не как prince Wiasemski, а как prince de Wiazma.



    Вчера обедала здесь императрица Евгения с сыном и принцессой

    Матильдой. Императрица очень приветлива. Мы с ней даже говорили о хлорале,

    о стихах моих, про которые меня расспрашивала, о моем худом пояерке и о

    неумении моем писать металлическим пером. Она рекомендовала мне какие-то

    перья нового изобретения, но, к сожалению, забыл прозвание их. Королева

    обещала после спросить у нее. Прощаясь, императрица мне сказала, что будет

    ждать моего возвращения...



    Вчера с Баратынской ездили к Марии Максимилиановне. Не застали.

    Вечером играли в secretaire.-После secretaire читал яиз книги о Нелединском

    письма Марии Федоровны и Екатерины Павловны.



    ***



    Regiment de hussards de Moscoe du comte Soltykow (Московский

    гусарский полк графа Солтыкова) - даны ему новые штандарты (Journal de

    St.-Petersbourg от 25 августа).



    Несправедливость, оскорбительная для памяти графа Мамонова. В 1812

    году он более сделал, нежели Солтыков. Был казацкий Мамоновский полк,

    составленный собственно деньгами, крестьянами и средствами Мамонова.

    Солтыковского полка, кажется, в целости не было. Нужно будет хорошо

    справиться и протестовать мне, ветерану 12-гг года, вероятно, единственному в

    живых полчанину Мамоновского полка.



    ***



    Понедельник 18-е (30). Сегодня, в 11-м часу утра, я еще не был одет, мне

    говорят, что королева пришла и ожидает меня в гостиной. На скорую руку, и на

    скорую ногу, кое-как оделся и вышел к ней. Она была с великой княжной Верой

    Константиновной. Непременно хотела, чтобы я пил чай при ней, и сама пила.

    Пробыла около часа. Разговор исторический, анекдотический: император Павел,

    Александр, Николай, Мария Федоровна, королева Виртембергская Екатерина.



    19-е (31). Вчера поздно вечером приехала великая княгиня Александра

    Иосифовна. Два месяца провела в Париже и не была, как сказала ме, ни разу ни

    в одном театре, ни в одном магазине. Здоровье ее поправилось и она все еще

    красавица.



    ***



    9 (21) сентября 1875



    Послал маркизе d'Ely в Лондон английский билет в пять фунтов

    стерлингов, для внесения в подписку, собираемую для сооружения памятника

    Байрону.



    ***



    Императрице Евгении, которая прислала мне перья после свидания и

    знакомства моего с ней в Фридрихсгафене у королевы Ольги, отправил письмо с

    Легендой через баронессу Массенбах. Более трех месяцев пролежали у меня на

    столе письмо и стихи. Вот что значит родиться мямлей.



    ***



    КАРАМЗИН - ШИШКОВ



    Карамзин в языке о литературе нашей был новатор (это слово почти

    русское и всем понятно: от слова ново), в историческом и государственном

    отношении был он консерватор, но из тех, которые глядят вперед, а не из тех, у

    которых глаза на затылке. Он не думал, что России дело уже законченное: в

    будущем ее ожидал он новые, духовные силы на пути преуспевания и

    просветительных и гражданских усовершенствований. Но он опасался, но он не

    хотел, чтобы это будущее было насильственно и прнждевременно перетянуто на

    берег настоящего.



    Как историк, он верил в Провидение и в деятельное содействие времени.

    Совершенно ли были правильны его убеждения и заключения - это другой

    вопрос. Но одна бессовестность или обно тупое понимание могут видеть в нем

    крепостника, отсталого и проч.



    Шишков был не столько консреватор, сколько старовер. Оо мыслил и

    писал двуперстно... (Запись обрывается.)



    ***



    Duc d'Osuna et de 1'Infantado Comte Due de Benavente et d'Arcos. Сколько

    надобно иметь ума, чтобы выдержать все этр имена и титулы...



    ***



    Статья Боборыкина о похоронах Авдеева. Сетование, что мало было

    людей.



    "Сочинитель умирает и отправляется на кладбище беднее и

    непригляднее любого департаментского столоначальника".



    Да чем же хороший, честный столоначальник хуже посредственного

    писателя? На похоронах Пушкина и в предсертные дни его был весь город.



    ***



    ЕЛИСАВЕТЕ ДМИТРИЕВНЕ МИЛЮТИНОЙ



    Гамбург. 20 февраля (3 марта) 1876



    Помилуйте, вы осыпаете меня милостями, цветами, крупными алмазами

    Андрея Первозванного, чуть ли не Победоносного Георгия, а еще извиняетесь

    передо мной. Да чего же мне еще хотелось после вашего письма? Я обрадовался

    ему, как каждому свидетельству, что вы меня помните!



    И это уже очень много. А содержанием своим оно превзошло все мои

    надежды, все мои желания. Я дорожу вашим мнением, вашим сочувствием.

    Ваше одобрительное и ободрительное слово попало мне прямо в сердце и

    приятно расщекотало мое авторское самолюбие, лртами уже несколько

    притупленное, но все еще не окончательно заморенное. Пламени уже нет, а все

    еще: жив, жив курилка!



    Вы из малого числа тех лиц, которые составляют публику мою. Пишу я

    для своего удовольствия, и сердеч
    Страница 39 из 40 Следующая страница



    [ 29 ] [ 30 ] [ 31 ] [ 32 ] [ 33 ] [ 34 ] [ 35 ] [ 36 ] [ 37 ] [ 38 ] [ 39 ] [ 40 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 - 40]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.