LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Петр Вяземский Старая записная книжка Страница 8

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    ть из России, чтобы

    встретиться с суровой осенью в последних числах августа. Но страх мой

    недолго продолжался. Все пришло в надлежащий порядок. Жара поумерилась,

    но погода прекрасная.



    Что сказать тебе о Венеции, чеоо бы ты не знал, чего не знал бы каждый?

    Мне она нравится. Я наслаждаюсь тишиной ее, болезненным видом, унылстью.

    Пышная, здоровая, могучая, шумная, может быть, менее нравилась бы она мне.

    На праздник можно заглянуть мимоходом и порадоваться, но вечно праздновать

    - скука смертельная. Я почти благодарен австрийцам, которые уромонили

    этого льва и эту львицу. Париж несносен мне своим ежедневным

    тезоименитством, вечным именинным пирогом и вечными шкаликами в

    изъявление всеобщей радости. Там нет будней, а будни нужны моим нервам,

    нужен отдых, полусвет. Здесь есть праздник, но праздник природы: небеса и

    море, живые картины, а для охотников - и мертвые, которые стоят живых. Для

    меня они не осень доступны, потому что я близорук глазами и художественным

    чутьем живописи. Она меня вообще мало удовлетворяет, предпочитаю ей

    скульптуру и зодчество. Тут глазам моим есть за что ухватиться.



    Каждый день захожу в базилику Св. Марка и любуюсь ею. И что за

    богатство во всех других церквах. Можно бы вымостить весь мир их мраморами

    и драгоценными камнями. Как я ни плох по части живописи, а советую тебе,

    если будешь в Венеции, сходить в мастерскую Schiavoni-отца (и сын отличный

    художник, но, как это часто встречаешь: молодой гораздо степеннее и строже

    старика. Не подумай, что я говорю это обиняком о тебе и о Косте).



    Старик Schiavoni большой охотник и большой мастер представлять

    женщин au naturel. Между прочим, есть у него нагая красавица, только с

    необходимым виноградным листком, т.е. слегка науинутым легким покровом,

    чтобы не застудить и не застыдить (что, впрочем, одно и то же: сту и стыд)

    нежную часть тела. Особенно рекомендую тебе лядвею и колено этой

    красавицы. Я ничего подобного не видал. Так и выходит, так и округляется, так

    и дотрагивается до тебя из рамы своей. Мне, право, было совестно, и я все

    пятился и отходил в сторону, чтобы как-нибудь неосторожно не столкнуться

    коленом с коленом. Но проклятое колено так и подвигалось на меня, так меня и

    задевало нагостью и наглостью своей. Уж я говорил ему: "Да сгинь, окаянное,

    что ты привязалось ко мне, что ты меня приводишь в смущение и в соблазн!

    Оставь меня в покое! Вот я тебе пришлю приятеля своего Булгакова, его не

    испугаешь, он, пожалуй, готов сыграть коленце с тобой, но я никуда не гожусь".

    Ничто не помогало, и я наконец опрометью выбежал из дома. Во всю ночь, во

    сне, это колено, как домовой, упирало меня в грудь и теперь еще, наяву,

    мерещится мне.



    Нельзя же не сказать словвечка о знаменитой Piazza, сборном вечернем

    месте венецианского народонаселения. Об этом салоне, которому, по словам

    Наполеона (не поддельного, а настоящего), одно небо достойно служить

    потолком. Жена моя нашла, что Piazza напоминает залу Московского

    благородного собрания, со своими галереями кругом. Мне она более нравится

    днем, нежели вечером, когда съезжаются, или сплываются и сходятся гости на

    всенародный раут. Особенно люблю ее часу в пятом и шестом после обеда, т.е.

    до обеда, когда все уже подернуто тенью, а фасад Базилики, со своими

    мозаиками, статуями, мраморными шитьем и узорами, блещет, горит,

    отливается, разливается огромными изящными и стройными калейдоскопами.

    Почти ежедневно, емжду купаньем и обедом, захожу любоваться этой

    невыразимой и выше всякого понятия картиной.



    Вечером также, почти каждый день, являюсь на Piazza, но более по

    привычке, по обязанности, нежели по влечению сердца. Она освещена газом, на

    досаду кровным венецианцам, которые говорят, что во всяком случае она

    слишком мало освещена. Уж если не оставлять ее в темноте, то следовало бы

    залить ее блеском, как залили бы подобную площадь в Лондоне или в Париже.

    А теперь ни тоо, ни се.



    Музыкальная часть также очень жалка. Надобно быть в музыкальоой и

    мелодической Италии, чтобы иметь понятие о том, что могут выдрржать уши.

    Кажется, Карачиоли говорил, что уши французов обиты сафьяном. В таком

    случае, уши итальянцев вымощены камнем. Как вспомнишь дрезденские,

    венские и другие немецкие оркестры, которые слушаешь за пару грошей, и

    слышишь на Piazza, пред кофейными, нестройные и дикие раззвучия голосов и

    инструментов, то мороз продирает по ушам и по коже. Только и отдыхают уши

    в те дни, когда играет австрийская полковая музыка, которая отлично хороша.

    Но венецианские патриоты предпочитают ей свои доморощенные кошечьи

    оркестры.



    Вообще Венеция дуется на своих военных постояльцев, да и они как-то

    не умеют лабить с нею. Власти не живут открытыми домами, не дают

    праздников и ничего не делают, чтобы привлечь и слить разнородные стихии. Я

    уверен, что несколько балов смягчили бы ожесточенные сердца здешних львиц,

    а за ними и львов. Вообще город опустел, но в нынешнее вилежиатурное время

    года горощ не только пустой, но и пустейший. На Piazza не видишь

    аирстократических кружков, все чернь, mezzo stato, - иностранцы. Там, где в

    старину завязывались и развязывались драмы и романы, теперь просто едят

    мороженое и отталкивают от себя малтчиков-тунеядцев, которые обступают

    тебя и просят qualche cosa per carita, торговцев башмаками, зажигательными

    спичками и всякой возможнтй дрянью.



    В старину, сказывают, до утра площадь кипела народом, теперь в десять

    часов вечера толпа уплывает и площадь очищается. Мы одни, залетные гости,

    засиживаемся или загуливаемся иногда до 12-го чкса, среди нескольких

    искателей счастья, которые подбирают на площади разный сор, лоскутки

    бумаги и догоревших сигар, на завтрашнее дневное пропитание, или людей,

    нашедших уже счастье и спящих крепким сном на стульях и на камнях

    лестницы и подножий колонн.



    Вообще много бедных и все очень вздорожало. Для окончательной

    характеристики Piazza нельзя не упомянуть о скамьях и соломенных стульях, на

    котогых следует сидеть. Вспомни слова Карачиоли: должно полагать, что у

    итальянцев и итальянок некоторая часть тела также туго обита сафьяном, а для

    нас эти седалища - настоящие орудия пытки, вероятно, остатки древней

    мебели, на которой инквизиция усаживала гостей своих в приемные дни.



    Теперь с площади отправимся домой. Грндола ждет нас у Piazzatta.



    Ночь лунная, небо и море как зеркало, освещенное огнями. Грешно не

    сказать им спасибо и не воспользоваться праздником, которым они тебя

    угощают. Прежде чем воротиться домой, поплывем мимо великолепного и

    темного Георгиевского Маиора, т.е. S. Giorgio Maggiore in isola, в сторону

    публичного сада, которым Наполеон (опять-таки настоящий, а не фиглярный)

    осенил голову немного лысой адриатической красавицы. Очаровательно!



    Вдали, за Лидо и за Murazzi, кипит, бушует море, и грохот его до нас

    доходит, а нас даже нисколько не укачивает, не убаюкивает лодка, которая

    молчаливо скользит по голбой, серебряными узорами вышитой скатерти. Мы

    повернули к храму Maria della Salute, вплываем в Canal Grande и причаливает к

    Cale Barbier, которая родилась с тем, чтобы быть Palazzo Venier, но не достигла

    своего великого назначения. Тут мы живем. И как судьба сочетала с именем

    Пашковых. Тут живет с дочерьми и Мери Пашкова, урожденная Баранова, и мы

    живем дружно и семейно.



    Для Венеции у нас две редкости: терраса над каналом с двумя

    павильонами и сад межбу ними и домом нашим. Дамы пьют чай, барышни поют

    итальянские и русские песни, я курю сигару и, разучившись волочиться за

    земными красавицами, волочусь за небесной и в любви объясняюсь с луной,

    пока еще прозою, но рифмы уже бурчат во мне и скоро будет извержение,

    чтобы не сказать испражнение.



    Впрочем, трудно воспевать Венецию. Она сама песня. И как ни пой ее,

    она все-таки тебя перепоет. Я думаю, и Паганини не взялся бы аккомпанировать

    на скрипке своей соловью. Он заслушался бы его, да и баста.



    Как я говорил тебе, теперь здесь мертвый сезон. Театр della Fenice

    закрыт, и, веиоятно, не дождусь открытия его. Для необходимого

    продовольствия публики дают оперы на театрах Galla a S. Benedettoo и S. Samuel

    (здемь и окаянные театры под опекой святых). На последнем бывают и балеты,

    но пение и пляска довольно посредственны. Танцовщицы здесь имеют дворцы,

    но не имеют ног. У нашей зпакомки Тальони здесь четыре палаццо на большом

    канале, одно другого лучше, и между ними знаменитое La Doro (а не 1а d'oro,

    как прежде думали и писали, до открытия свидетельства, что этот дом

    принадлежал древнему семейству Doro). Один из этих дворцов Тальони

    подарила приемышу своему князю Трубецкому, который, сказывают, женитьбой

    своей с ее дочерью много повредил себе в здешнем обществе. Итальянцы очень

    снисходительны и доброжелательны к любовным слабостям, но эта родовая и

    наследвтвенная любовь уже пересолила.



    Баста! Довольно толковать про Венецию, в которую окунул я тебя и

    продержал в ней довольно долго. У меня перед глазами три письма твои от 29

    июля, 5 и 19 августа. Не помню, все ли три остались без ответа. На всякий

    случай



    Пред тобой, моя икона, Положу я три поклона.



    А знаешь ли ты, что в Times напечатана моя песня в переводе прозою?

    Скажи это Полторацкому. Он поедет в Англию, чтобы приобрести эту

    библиографическую курьезность.



    Зд
    Страница 8 из 40 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ] [ 11 ] [ 12 ] [ 13 ] [ 14 ] [ 15 ] [ 16 ] [ 17 ] [ 18 ]
    [ 1 - 10] [ 10 - 20] [ 20 - 30] [ 30 - 40]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.