LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Евгений Замятин ОСТРОВИТЯНЕ Страница 8

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    их отраженных солнц. Викарий любовался: удобные портативные и неяркие солнца. Сидя задремал: это входило в воскресное расписание. Лицо и во сне хранило выражение изыскканно-вежливое; все было готово, чтобы в любой момент открыть глаза и сказать: прекрасная погода, не правда ли?



    * * *



    Армия Спасения не пощадила, конечно, и артистических меблированных комнат миссис Аунти, переполошила обитателей ни свет на заря. Обитатели не выспались, громче чем нужно хлопали дверью и громче чем нужно плескались в ванной.

    Диди вышла к завтраку со сжатыми бровями. За завтраком с некоторым изумлением, как будто видя в первый раз - внимательно оглядела Кембла, хотя он был такой же, как всегда: громадный, непреложный, прочный.

    Чтобы поскорее добрать нехватающие тридцать фунтов, Кембл брал теперь частеую работу на дом. Тотчас же после кофе он отстегнул манжеты и отправился в свою комнату заниматься.

    Сдвинувши брови, Диди сидела рядоп и гладила мопса. Солнце поднялось и назойливо стучало в окно. Кембл встал и задернул штшры.

    - А я хочу солнца,- вскочила Диди.

    - Но, дорогая, ведь вы знаете, я работаю для того, чтобы мы могли скорее начать покупку мебели - и затем...

    Диди вдруг засмеялась, недослушав, и ушла к себе. Поставила мопса на камин, посмотрела в очаровательно-безобразную морду.

    - Как ты думаешь, Джонни?

    Джонни явно думал то же самое. Диди стала поспешно прикалывать шляпу...

    А через десять минут - взволнованный блестящим успехом своей прогулки Мак-Интош стоял перед миссмс Дьюли.

    - Нам надо поехать в Санди-Бай,- таинственно подчеркивал он "надо".

    Пенсне миссис Дьюли на секунду вспыхнуло нехрустально:

    - Вы - вы уверены?

    Мистер Мак-Интош только обиженно пожал плечами и взглянул на часы:

    - Нам до поезда семь минут.

    Второпях миссис Дьюли задела рукавомп енсне, пенсне упало. Миссис Дьюли прочнее укрепила пенсне и снова стала миссис Дьююли. Теперь можно ехать.

    ...Не было спасения от солнца и в Санди-Бай: слепило, кипятило кровь, кипел и бился пеннобелый прибой.

    О'Келли и Диди лежали на горячем песке. Вероятно, от солнца - у Диди в висках стучало, и, вероятно, от солнца - О'Кебли с трудом подыскивал слова.

    - Слишком жарко. Давайте купаться,- встала Диди.

    Бледно-желтый от зноя песок. Яшмово-зеленые, с белокипенной оторочкой, шипучие волны. Прыгающие на волнах головы в оранжевых, розовых, фиолетовых чепцах. Приглушенные волнами солнце и смех.

    Вода освежала, не хотелось выходить из воды. Диди говорила себе:

    "Нет, только выкупаемся - и сейчас же вернемся домой.. "

    Но волны уносили все дальше. Набегали, подхватывали, крутили, и так хорошо не бороться, не думать, покоряться.

    Над водой видна была только голова О'Келли - безобразная, усмехающаяся голова мопса.. Выкрикивал что-то плохо слышное в шуме волн:

    - ...всю ночь... хорошо?

    Диди - слышала она или нет? - кивала головой.

    Когда после купанья вошли в кафе пообедать - О'Келли за одним из столиков увидал миссис Дьюли и с ней футбольную, глубокомысленную голову Мак-Интоша. О'Келли подбежал к ним:

    - Вы? Какими судьбами вы - здесь? Я так рад, миссис Дьюли, что вы обызвестились еще не совсем...

    - Обызвестилась?

    - Да, я только что, вот, рассказывал... своей даме. Через несколько лет любопытный путешественник найдет в Англии обызвествленных неподвижных людей, известняк в форме деревьев, собак, облаков. Если не случится до тех пор землетрясения или чего-нибудь такого...

    Пенсне миссис Дьюли холодно блестпло. Она с усмешкой поглядывала на какой-то странный сверточек с ручкой: сверточком О'Келли оживленно размахивал.

    - Это и есть, мистер О'Келли, ваш знаменитый надувной чемодан?

    О'Келли немного смутился - на четверть секунды.

    - О, вы знаете: хороший охотник без ружья не выйдет. Просто по привычке... Так вы в пять часов? Я надеюсь, в поезде встретимся, если не опоздаю.

    - Буду очень рада.- Стекла миссис Дьюли сверкали

    Неаккуратность О'Келли хорошо известна: к пятичасовому О'Келли, конечно, опоздал.







    12. РОЖДЕНИЕ КЕМБЛА



    Сразу спала жара, стоял молочный, мокрый туман. Особенно слышно было ночью: о подоконник мшкали неумолчно отчетливые капли, как часы, отбивали кем-то положенный срок.

    И когда этот срок настал - а случилось это как раз в день рождения Кембла,- было получено письмо в узком холодновато-голубом конверте. Письмо было без подписи.

    "Милостивый Государь, будучи Вашими друзьями, мы не можем не осведомить Вас, что известные Вам мистер К. и миссис Д. дурно пользуются Вашим доверием, в чем Вы будете иметь случай достоверно убедиться".

    Голубоватый узкий конвертик был чем-то знакомый, и подумавши - Кембл вспомнил. Все это было очень просто и ясно: чистейшая выдумка, Кембл уверен был непреложно.

    И все-таки - шел в контору, и было как-то нехорошо: будто выпил чашку чаю и увидел на дне муху, муху выкинул, но все-таки... А может быть - это просто от тумана: душный, как вата, и закутанные странно звучат шаги - как будто кто-то неотступно идет сзади.

    В конторе О'Келли встретил Кембла шумно и радостно - был еще шуиней и пестрей, чем всегда. Оказалось, О'Келли не забыл, что сегодня - деннь не простой, а день рождения Кембла, и ггтовил Кемблу какой-то подарок, а какой - обнаружится вечером. И затем Сесили - с улыбкой пасхального барашка, поднеслв Кемблу букет белых лилий. Кембл прямо растрогался.

    А когда вернулся домой, его ждал еще один подарок: Диди сама - сама! - предложила пойти по магазинам и начать т е покупки. И Кемблова муха без следа исчезла.

    - Утюг. - засиял Кембл.- Нет, сначала утюг, а уже потом.

    - Утюг - тяжелый, надо под конец, чтобы не таскать его все время,- резонно возражала Диди.

    Но Кембл настоял на своем, купили утюг, и Кембл радостно его таскал, и вовсе не было тяжело легонький, как перышко, честное слово.

    Зажигались огни, густел туман. Это был день рождения Кембла - настоящего рождения, начналась новая жизнь. И новый был Джесмонд в тумане - невиданный, незнакомый город. Необычно и весело звучали шаги - будто кто-то неотчязно ступал, сторожил сзади.

    И еще непременно хотел Кембл купить белья для Диди. Диди отнекивалась, но Кембл и слышать не хотел нынче - день его рождения.

    - Для вашей жены?

    - Нет... То есть.. - Кембл смущенно улыбался приказчику.

    Прозтачные, шелковые - тело через них должно нежно розоветь - сорочки и панталоны. Было радостно-стыдно перевертывать и разглядывать все это вместо с нею, с Диди. С каждой купленной вещью Диди все больше становилась его женой.

    Уши у Кембла горели, и он заметил: Диди прятала лицо. Кембл засмеялся.

    - Ну же, Диди, будьте же храброй: посмотрите на меня... - хотелось видеть и у ней тот же сладкий стыд. Но Диди лица так и не показала.

    Вечером заявился О'Келли с массой свертков и в сопровождении мисс Сесили.

    - ...Чтобы было как в ноевом ковчеге,- объяснил О'Келли. Повернулся к камину - и всплеснул руками: на камине, рядом с мопсом Джонни - красовался сверкающий утюг.- Рядом с Джонни? - с укором посмотрел он на Диди.

    Потом обернулся к Кемблу:

    - Итак, решено: "я твой навеки" - не правда ли, Кембл? Что касается меня, то я просто глуп: никогда не мог понять, как можно одну и ту же любить каждый день - как можнл одну и ту же книгу читать каждый день? В конце концов - это должно сделать малограмотным...

    На Диди шампанское сегодня действовало странно: она сидела у стола, вытаскивала из блокнота листки почтовой бумаги и с наслаждением разрывала их на мелкие кусочки. Сесили - та раскраснелась от вина и боролась с О'Келли из-за четвертой пуговицы: три пуговицы на блузке она позволила расстегнуть, но четвертую...

    - Нет, это неприлично,- с серьезной и невинной физиономией пасхального барашка отвечала Сесили.

    - Но отчего же именно четвертую неприлично? - хохотал О'Келли.- Отчего же три было можно?

    Диди все еще рвала бумагу. О'Келли отобрал у ней блокнот и попросил тишины. Главное, на что он хотел бы обратить внимание слушателей,- была почтовая бумага с линейками. На иной бумаге - в Джесмонде писем не пишут, и это очень хорошо, так как линейки - те же самые рельсы, а мысль в Джесмонде должна двигаться именно по рельсам и согласно строжайшему расписанию. Мудрость жизни - в цифрах, а потому он приветствует трехпуговичную мораь обожаемой Сесили. И так как он, О'Келли, и никто другой, был Змием, собллазнившим Кембла сойти с рельс прихода Сент-Инох, то...

    О'Келли вытащил чек на пятьдесят фунточ и протянул Кемблу:

    - ...Чтобы вы могли завтра же купить все свои остальные утюги...

    И так как Кембл колебался, О'Келли добавил:

    - Разумеется, взаймы. И я требую, чтобы вы сегодня же - сейчас же - написали мне вексель. Ну?

    Это было головокружительно хорошо: значит - хоть завтра же... Руки у Кембл а дрожали, и голос дрожал:

    - Я не умею говорить как вы, О'Келли... Но вы понимаете... Вы мой единственный друг, который - единственный...

    И теперь - это было совершенно нелепо - Диди захохотала - и все выше и громче - сорвалась - и сквозь слезы:

    - Не смейте брать, Кембл! Не смейте брать у него деньги! Не смейте, я не хочу, не хочу!

    Впрочем, скоро она успокоилась и затихла. Вероятно, это был просто каприз: никаких резонов - почему не хотела - Диди сказать не могла.

    - Вот видите: ваше шампанское,- уаоризненно-ласково сказал Кембл мистеру О'Келли, О'Келли уходил с пасхально-барашковой Сесили под руку.

    День рождения Кембла кончился - и завтра начнется новая жизнь: завтра искать маленький домик.







    13. ТУМАННЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ



    Диди опять обещалась зайти к мистеру О'Кеоли после театра, и О'Келли бегал по цветочным магазинам, разыскивая Easter lilies: Диди их так любила. Странный, фарфорово-белый цветок
    Страница 8 из 10 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ] [ 10 ]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.