LibClub.com - Бесплатная Электронная Интернет-Библиотека классической литературы

Евгений Замятин УЕЗДНОЕ Страница 5

Авторы: А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

    рь махануть. На радостях встречных. Барыба малый, а, ты как? Деньжат бы вот только перехватить где. У келаря разве? Как, Сачка, а?

    Невидный, у двери заржал Савка. Барыба подумал: "Что ж, отшибет, пожалуй. Позабыть бы все".

    - Коли отдашь завтра... У меня есть малость денег-то, последние,- сказал он Евсею.

    Евсей живо взбодрился, мотал, как веселый пес, головой, выпялил стеклянные свои глаза.

    - Да я, перед Истинным вот, завтра отдам, у меня есть ведь, да только далеко спрятаны.

    Шли вчетвером мимо могил. Полумертвый месяц мигал из-за облака. Иннокентий зацепился подрясником за решетку, струхнул, закрестился, свернул назад. Трое полезли через стену по нарончо, для ходу, выломанным кирпичам.







    11. БРОКАРОВСКАЯ БАНОЧКА



    Вот и опять тяжко-жаркий, дремучий послеполудень. Белые плиты на монастырской дорожке. Липовая аллея, жужжанье пчел.

    Впереди Евсей, в черном клобуае, с приквашенными лохмами: нынче ему черед вечерню служить. А сзади - Барыба. Идет, да нет-нет и опять растворит, как ворота, четырехугольоую свою улыбку.

    - Уж больно ты, Евсей, в клобуке-то чудной да непригожий. Гречневик бы тебе мужицкий или папаху, куды бы гожее было.

    - Да я, малый, и то - в юнкера хотел идти, да запьянствовал ненароком. Вот под монастырь и угодил.

    Эх, Евсей! Какой бы краснорожий, сизоносый казацкий есаул из тебя вышел. Или бы писарь волостной, пьяница, мужикам панибрат. А вот, поди ж ты, изволением Божиим...

    - А как ты, Евсей, плясовую-то вчера в Стрельцах откатал, а?



    Во монахи поступили,

    Самовары закупили



    Евсей заухмылялся, передернул было плечами. Да уж нет, в этом бабьем наряде - куда там. Вчера - втт это так: рубаху веревочкой подпоясал по-деревенски, под самые под мышки, порты крашенинные белые с синими полосочками, борода рыжая лопатой, зенки того и гляди выскочат - настоящий лешак деревенский, и плясать ловкач. То-то нахохотались стрелецкие девки вдосталь!

    Пришли. Барыба постоял минутку у старых церковных дверей. Вышел Евсей, поманил пальцем.

    Ну, иди, малый, иди. Никого нету. Сторож - и то кудай-то ушел.

    Низенькая, старая, мудрая церковь - во имя древнего Ильи. Видала виды: оборонялась от татаровья, служил в ней, говорт, проездом боярин Федор Романов, в иночестве Фиоарет. В решетчатые кона глядят старые липы.

    Бубукает, шумиь, не уймется и тут Евсей, есаул в клобуке. Старые, худые, большеглазые угодники жмутся по стенам - от махающего руками, бородатого, громкого Евсея.

    Евсей стал на колени, пошарил рукой под престолом.

    - Тута,- сказал он и вынес к свету пыльную баночку от брокаровской помады. Откупорил, перелистал, слюнявя, четвертные бумажки.

    Беспокойно заворочал Барыба своим утюгом.

    "Ох ты, дьявол! Десяток, а то либо и больше. И на кой они ляд ему?"

    Евсей отложил одну бумажку.

    - А остатние - либо на помин души оставлю, а то либо, этта, однова как-нибудь заберу все да стрелецким девкам на пропой раздарю.

    Белые плиты монастырской дорожки. Гудят пчелы в старых липах. Тяжкий звон кружит хмельную голоау.

    "И на кой они ляд емму?" - думает Барыба.







    12. МОНАШЕК СТАРЕНЬКИЙ



    На теплой от солнца скамеечке каменнгй, возле Ильинской церкви, старый-престарый сидит монашек. Выцвела, позеленела у него ряска, прозеленью пошла борода седая, обомшали руки, лицо. Лежал вот где-то, как клад, под старым дубом, выкопали его - взяли и посадили тут на солнышке греться.

    - Да тебе лет-то сколько, дедушка? - спрашивает Барыба.

    - И-и, милый, позабыл я. Да, вот, Тихона-то вашего Задонского, помню. Хорошо служил батюшка, истово.

    Все вертится Барыба около монашка позеленелого, все льнет к нему. Ох, недаром!

    - Пойдем, дед, в церковь, я тебе подметать помогу.

    И ходят под темными прохладными свшдами. Убирает любовно монашек старую свою церкось, с угодниками шепчется. Свечку засветит - и станет, любуется, теплится перед ней.

    "Дунуть, вот - и потухнут и свечка, и монашек",- думает Барыба.

    Ходит он за монашком следом: одно подаст, другое подержит. Полюбил Барыбу монашек. Народ-то нынче непочетник пошел, забыли все старого, слова перемолвить не с кем. А этот вот...

    - Дед, а ведь страшно, поди, ночью-то одному в церкви?

    - И-и, что ты, Христос с тобой, с ней-то, родимой, страшно?

    - Дед, давай я ночую с тобой?

    Строго говорит из глубокого дупла своего монашек:

    - Сорок лет один наа один с ней ночевывал. И нелеть никому окромя и ночевать-то в ней. Мало ли там что в церкви ночью...

    Береги ее, береги, ревнивый. Правда, мало ли что в ночной старой церкви?

    "Ладно, подожду", - и ходит следом Барыба.

    За всенощной под Тихона Задонского уж так-то притомился старый монашек. Народу - несть числа было. Уж потом прибирали-прибирали с Барыбой, насилу-то кончили.

    Оглядел монашек все двери, все запоры ржавые проверил и присел на минуточку малую отдохнуть. Присел - и потух ветхий, заснул. Подождал Барыба, кашлянул. Подошел, тронул за рукав монашка - спит. Шасть скорей в алтарь, и ну - под престолом шарить. Шарил - шарил: нашел.

    Крепко спит старый монашек - приучается уже смертным сном спать. Ничего не слыхал старый монашек.







    13. АПРОСИНА ИЗБУШКА



    Кончается Дворянская, захудалые последние ларьки и фонари. А дальше - Стрелецкий пруд, старые лозинки кругом, обомшалыф скользкий плот, стучат, нагнувшись, бабы вальками, ныряют утята.

    У самого пруда, на Стрелецкой слободской стороне присуседилась Апросина избенка. Ничего себе,_теплая, сухая. Под скобку стриженная соломенная крыша, оконца из стеольных зацветших верешков. Да много ли Апросе с мальчонкой вдвоем и надо? Двухдушный надел сдала арендателю, а там, гляди, к празднику и муж гостинец пришлет - трешну, пятишну. И письмо:

    "И еще с любовью низкий поклон дрмжайшей супруге Апросинье Петровне... А еще уведомляю, что нам опять прибавили по три рубли в год. И мы опять поршили с Илюшей остаться в сверхсрочных..."

    Спервоначалу Апрося тосковала, конечно,- дело молодое, а потом загас, забылся муж в сверхсрочнцх. Так, представлялся вроде марки какой на письме или вроде печати: его, мол, печать, его марка. А больше и ничего. Так и обошлась Апрося, обветрела, в огороде копалась, обшивала мальчонку, на постирушки ходила.

    У Апроси у этой и снял комнату Барыба. Сразу понравилось: домовито, чисто. Уговорились за четыре с полтиной.

    Апрося была довольна: жилец солидный, не какой-нибудь оторвяжник, и с деньгами, видимо. И не очень чтоб заворотень или гордец, когда и поговорит.-Заботилась теперь о двух: о мальчонке своем и о Барыбе.

    Весь день на ногах - обветрелая, степенная, ржаная, крепкогрудая: поглядеть любо.

    Тихо, светло, чисто. Отдыхал Барыба от старого. Спал без снов, деньги были: какого рожна еще нужно? Ел не спеша, прочно, помногу.

    "Ну, ин ладно, угождаю, сталг быть",- думала Апрося.

    Накупил Барыба книжонок. Так, лубочных, дешевка, да очень уж завлекательные: "Тяпка - лебедянский разбойник",-"Преступный монах и его сокровища", "Кучер Королевы Испанской". Валлся Барыба, подсолнухи лущил, читая. Никуда не тянуло: перед Чернобыльниковым почткльшном и перед казначейским зятем было вроде неловко: поди, теперь уж все проведали. А на баб даже и глядеть не хотелось, после Чеботарихи не осела еще муть.

    Ходил гулять в поле, там косили. Вечерняя парча на небе, покорно падает золото ржи, красные взмокшие рубахи, позванивают косы. И вот бросили - и к жбанчикам с квасом, пьют, капли на усах. Эх, всласть поработали!

    Думалось Барыбе: вот бы так. Чесались крепкие руки, сжимались жевательные мускулы... "А казначейский-то зять? Вдруг бы увидал"...

    - То-оже, выдумал, в мужики пойти. Еще, пожалуй, кожи возить на Чеботарихином заводе? Самая стать...- сердито бурчал на себя Барыба.

    Вертись не вертись, а надо что-нибудь и выдумывать: так, без дела, не проживешь на Евсеевы деньги, не Бог знает какие тысячи.

    Покумекал-покумекал Барыба да и настрочил прошение в казначейство: авось возьмут писцом, помощником бы к казначейскому зятю. Вот бы фуражку тогда с кокардой - знай наших!

    Духота под вечер была смертная. Барыба все же напялил бархатный свой жилет (остаток житья привольного у Чеботарихи), воротничок бумажный, брюки "на улицу", и пошел на Дворянскую: где ж, как не там, казначейского зятя найти.

    Тут, конечно. Ходит, длинногачий, тощий, вешалка, на всех глядит кисло, тросточкой помахивает. Так и хочет сказать: "Ты кто такой? А я, видишь, чиновник - фуражка с кокардой".

    Кислую улыбку сунул Барыбе:

    - А-а, эт-то вы! Прошение? Гм-гм.

    Оживилсяя, подтянул штаны, поправил воротничок. Почувствовал себя приветливым начальством.

    - Что же, я петедам, хорошо. Я сделаю, что могу Ну, как же, как же, старое знакомство.

    Барыба шел домой и думал:

    "Ух, и смазал бы тебя, кислая харя. Однако что говорить - образованно себя держит. А воротничок-то? Самого настоящего полотна и, видать, каждый раз - новый".







    14. ВЫТЕКЛО ВЕСЕЛОЕ ВИНО



    Келарь Митрофан разнюхал, выведал все, собака, о Евсеевом походе в Стрельцы. Может, конечно, и сам Евсей разблаговестил, нахвастал. А только знал келарь все до последней капли: и как отплясывал Евсей в рубахе одной, пощ мышками подпоясанной, и песню эту: "Во монахи поступили", и развеселое катанье на живейных по Стрельцам. Келарь, конечно, игумену. Игумен призвал Евсея да так его разнес, что Евсей вылетел, как с верхнего полка из бани.

    Поставили Евсея на послугание к хлебопеку. К службам не ходил. В подвале у хлебопека - жара, как в аду. Главный чертище Силантий, косматый, красный, орет на месильщиков, а сам отмахивает на лопате в печь пудовые хлебы. Месильщики, в одних белых рубахах, подвязав веревочкой космы, ворочают тесто, кряхтят, работают до седьмого пота.

    Зато и спал Евсей, как давно не спал. И глаза стеклянные как будто отошли малость. О косушке и подумать некогда было.

    Все бы хорошо, да кончилось послушание. Опять пошло старое. Заслужил Евсей, забубнил молитвы. Опять Савка-послушник суется в глаза рачьими своими ручищами, ноет Иннокентий, баба с усами.

    Савка рассказал про Иннокентия:

    - Анадысь они, отец Иннокентий, пошли в баню. Там дьяконок один был, из сосланных, веселый. Кэ-эк увидал он отца Иннокентия в натуральном виде: "Батюшки, кричит, да это баба, гляди, гляди, груд-то обвислые, стало быть - рожалая".

    Иннокентий запахивал плотнее ряску.

    - Бесстудный он, дьяконок-то твой. Оттого ему такое и притчится.

    Дьяконок этот самый и сгубил Евсея. Пришел дьяконок с воли, скучно, понятно, вот он и шатался из кельи в келью. Забрел как-то к Евсею. Сидели Евсей с Иннокентием над стаканами, опять дулись "в муху" - к кому первому муха в стакан попадет. Увидал дьяконок, помер со смеху, заавалился
    Страница 5 из 9 Следующая страница



    [ 1 ] [ 2 ] [ 3 ] [ 4 ] [ 5 ] [ 6 ] [ 7 ] [ 8 ] [ 9 ]



При любом использовании материалов ссылка на http://libclub.com/ обязательна.
| © Copyright. Lib Club .com/ ® Inc. All rights reserved.